Российско-итальянский Форум-диалог по линии гражданских
обществ

«Меня называли «Наш золотой русский голос»

16 сентября 2015 Иван Мелкумян:

Иван Мелкумян — известный переводчик-синхронист, достигший высочайших вершин в своей профессии. Сочетая виртуозное владение итальянским языком с мастерством актера и диктора, он уже много лет работает на самом высшем уровне международного общения. В его послужном списке переводы во время встреч глав государств, важнейших переговоров и пресс-конференций. На протяжении долгих лет он постоянно сопровождал Сильвио Берлускони, доверявшего только ему все моменты общения с российскими политиками. С 1986 года Иван живет и работает в Италии, является членом Международной ассоциации синхронных переводчиков (AIIC). Он стоял у истоков успешных переговоров двух лидеров о создании Российко-итальянского форума-диалога по линии гражданских обществ и неизменно принимает участие почти во всех его проектах.

После переезда в Италию, в Бергамо, работать по профессии не получилось [Иван Мелкумян начинал свой профессиональный путь как артист и певец]. В то время советскому гражданину просто так устроиться на работу в театр было практически невозможно, хотя в Бергамо есть прекрасный оперный театр, который называют лабораторией Доницетти.

И вот, что я сделал: взял у супруги в долг 5000 лир, на которые купил информационный бюллетень обо всех факультетах и университетах Италии, и разослал письма со своим резюме адресатам. И странным образом мне пришли ответы из 3-х университетов, и самое серьезное предложение было от факультета синхронных переводчиков в Университете, расположенном в Триесте. Там требовался лектор, не помогающий изучать правила русского языка и знакомить с русской литературой, а именно читающий тексты, с которых потом делался синхронный перевод. Отмечу, что это был единственный государственный факультет синхронного перевода, где русское отделение возглавлял мой добрый друг и замечательный коллега, профессор Франческо Страньеро Серджио, блестящий, единственный, на мой взгляд, настоящий преподаватель синхронного перевода. К сожалению, когда его не стало, закрылось и русскоязычное отделение.

Так вот, на тот момент всё очень хорошо совпало, что я - артист и диктор. Как раз это и требовалось. Я стал работать в университете, а параллельно подрабатывал переводчиком в различных организациях Милана и Бергамо.

Один раз меня пригласили продублировать рекламный фильм какой-то компании, выпускающей мебель. Я записал текст, а спустя некоторое время мне  позвонили из этой студии и спросили, можно ли дать мой телефон международному подразделению «Canale 5» - главного телеканала группы «Фининвест», объяснив, что они, услышав мой голос, хотели бы посотрудничать, так как на тот момент у них как раз шла подготовка серии специальных передач на русском языке.

Владельцем этой мега-группы тогда был Сильвио Берлускони. В те годы он, не как политик, а как предприниматель, по договоренности с советским Гостелерадио закупил у него 45 минут в месяц, которые должен был заполнять информацией. Передача так и называлась «Прогресс, информация, реклама» и шла на первом канале Центрального телевидения.

Это была его идея, это был первый опыт сотрудничества с СССР. И именно тогда я узнал его, как человека, генерирующего мысли. В советское время нельзя было продавать рекламу, а ему надо было рекламировать и зарабатывать на этом.

Передачи для программы готовились специальной редакцией телестудий группы Медиасет в Милане. Это были видеофильмы об Италии, культуре, экономике, но все они смешивались первыми рекламными видеороликами. Например, в передаче, посвященной европейской экономике, вдруг коротко и ненавязчиво рассказывалось о Фиате или новой роскошной модели Порше.

И главная задача состояла даже не в хорошем переводе. Требовался особый красивый и, как говорят в Италии, завораживающий голос... И так получилось, что повезло им, но повезло и мне, потому что я автоматически вдруг перешел из категории людей, которые зарабатывают что-то в категорию людей, которые получают что-то.

Итак, первое мое сотрудничество с Сильвио Берлускони состоялось там, хотя лично его я никогда не видел. Но, как мне рассказывали его люди, все очень ревностно следили за подготовкой и выходом в эфир каждой программы. С их же слов, на телестудиях, где я работал, меня называли «Наш золотой русский голос».

Когда я все еще продолжал преподавать в университете и работал в Милане переводчиком, достигнув достаточно серьезного уровня, делая переводы для госучреждений - мэрии Милана, ИЧЕ и различных компаний, всегда ощущал, что мне этого мало, потому что во мне заложено творческое начало. И вдруг я узнал, что в Риме есть международное радио, о котором в СССР на тот момент никто не знал, и что на РАИ (RAI) выпускают передачи на русском языке. И я буквально потерял сон, потому что мне всегда казалось, что диктор - это более творческая профессия, чем переводчик, хотя и к переводам я, безусловно, подхожу творчески.

В общем, я тут же собрал чемодан и приехал на прослушивание в Рим, где мне сказали, что мест нет. Я приехал второй раз, третий... добрался до главного редактора итальянского иновещания, Аугусто Милана, и тогда он сказал, что есть только одна возможность - вести передачи об Италии на русском языке по субботам, и спросил, смогу ли я приезжать из Милана в Рим, чтобы работать только по субботам? И, конечно, я согласился.

Около полугода я ездил из Милана в Рим работать, причем, я зарабатывал тогда, скажем, 75 тысяч лир (в то время были лиры), а тратил на дорогу туда и обратно иногда и все 100 тысяч! Но для меня это было неважно.

И как всегда это, к счастью, в жизни бывает, начал я с субботы, а потом постепенно редакция стала задействовать меня в другие дни – понедельник, среду, четверг, пятницу, в выходные... И вскоре встал вопрос о переезде в Рим. Я с удовольствием работал в русскоязычной программе диктором-переводчиком Международного итальянского радио РАИ-Интернэшнл.

Но случилось так, что в один из дней по датам совпали два мероприятия – 3-дневная поездка тогдашнего главы правительства в Российскую Федерацию и встреча Президента Итальянской Республики. Доверенная переводчица, которая была в поездке, могла опоздать на встречу к главе государства.

И женщина-функционер, которая возглавляла переводческий отдел в Главном управлении дипломатического протокола Итальянской Республики, встала перед дилеммой, что нужно срочно найти другого переводчика.

Когда она стала интересоваться возможными кандидатурами, указали на меня. Она много раз переспросила, понимаю ли я, какая это ответственность. Я слово «ответственность» хочу подчеркнуть особенно. Огромная ответственность лежит также на всех людях, ведущих подготовку встреч на высшем уровне, включая подбор переводчиков. Без ложной скромности я могу сказать, что на протяжении моей карьеры мне всегда удавалось оправдывать оказанное доверие.

Так вот, когда я впервые переводил протокольную встречу, я очень сильно волновался, нервничал, ночь до этого практически не спал... И один политический советник главы государства, бывший журналист, который много лет проработал в Москве, и знал русский язык, как-то странно на меня смотрел на протяжении всего времени, пока я переводил, и одобрительно кивал головой. Я сначала думал, что он решил таким образом поддержать меня и что я что-то не так перевел.

Но потом он подошел ко мне и удивленно спросил: «Почему вы с нами не работаете?». И получилось так, что после этого меня стали постоянно приглашать работать и в МИД, и в Квиринальский Дворец (Резиденция Президента), а один раз, уже услышав обо мне, как о хорошем переводчике, меня пригласили из Службы государственного протокола Италии на переговоры между итальянским премьером и его высоким гостем из России, и на последующие за ними пресс-конференцию и обед. Премьером на тот момент как раз был Сильвио Берлускони.
<...>
Тот, кто работает с Берлускони, хорошо знает, что он не терпит «сухих» переводов, поэтому он практически всегда предпочитал разговаривать через своего советника, который владел 5-ю языками, но русского тогда не знал.

Переговоры и пресс-конференция прошли хорошо и вот время обеда... Отмечу, что Берлускони всегда любил создать атмосферу, рассказать анекдот, но делал он это редко, потому что не был уверен, насколько удастся быть понятым. И вот на этот раз он стал говорить советнику, что хотел бы рассказать анекдот, но есть сомнения... Тот его успокоил, уверив, что я справлюсь. Берлускони какое-то время посомневался, а потом взял меня за руку, притянул к себе и спросил шепотом: «Ну что, расскажем анекдот?» Я ответил: «Ну давайте, попробуем...» И тут я максимально выложился, и постарался проявить все свои творческие способности.
То есть, я не стал переводить анекдот во всех его подробностях и деталях, как это, наверное, сделал бы другой переводчик, а применил азы актерского мастерства, наложив их на творчество, чтобы донести «суть и соль» анекдота, в чем, собственно, и заключается цель. И вдруг Берлускони, пребывая в состоянии, не рассчитывающем на успех, слышит, что на заключительной фразе, на которой он сделал акцент, раздается смех со стороны визави. Тут он как-то приободрился, поняв, что анекдот прошел, и спросил: «Так расскажем еще один?!»

Словом, удалось достичь самого важного -  вызвать реакцию, создать атмосферу... В данном случае предельная точность перевода, к примеру, идет ли речь о зайце или кролике, никого не интересует. Главная ценность анекдота – установить контакт, особые отношения, более дружеские, создать атмосферу...

Когда встреча подходила к завершению, он подозвал своего помощника и попросил записать мои контакты, отметив: «С этого момента он - наш переводчик!». На что помощник ответил: «Уже все сделано!»….

Отрывок из интервью Ивана Мелкумяна проекту Planet360.info, автор Елена Булдакова, г.Рим. 
Полный текст материала: http://bit.ly/1Qhc9Zv

Смотрите также:
Иван Мелкумян:

«Меня называли «Наш золотой русский голос»

Иван Мелкумян — известный переводчик-синхронист, достигший высочайших вершин в...

16 сентября 2015 Иван Мелкумян
Лора Гуэрра:

«Тонино очень хотел возвращаться»

На днях в Москву приезжала Лора Гуэрра, вдова знаменитого итальянского сценариста,...

27 мая 2014 Лора Гуэрра